Комитет ветеранов спецслужб
имени В.А. Вармана
Статьи

Российско-африканское сближение отвечают запросу на созидательные проекты и вытесняет мелкое политипическое мышление

На втором форуме Россия—Африка в Санкт-Петербурге обсуждались в том числе перспективы «мягкой силы» как ключевого инструмента Москвы в реконструкции исторических связей на черном континенте.

Однако для этого, по словам экспертов, российским чиновникам и дипломатам необходимо освободиться от многих иллюзий, связанных с западным миром.

Кровавое наследие колониализма

Хотя колониальный захват Африки европейцами начался фактически еще в XV веке, по-настоящему масштабным он стал только в XIX столетии. Долгое время выходцы из Европы ограничивались контролем над береговыми форпостами и факториями, в которых скупали у местных феодалов рабов и слоновую кость. Однако в 1840-е—1860-е годы вглубь Черного континента двинулись европейские экспедиции, после завершения которых европейские державы практически полностью поделили между собой Африку. Независимость смогла сохранить только Эфиопия, и, формально, Египет, который де-факто все равно находился под британским контролем.

В разделе Африки приняли участие Великобритания, Франция, Германия, Португалия, Бельгия, Испания и Италия. Все европейские «цивилизаторы» занимались безудержным грабежом и проявляли по отношению к коренным африканцам зверскую жестокость, а некоторые — совершали акты откровенного геноцида. Немцы уничтожили в Германской Юго-Западной Африке 80% народа гереро (около 65 тыс. человек) и 50% народа нама (около 10 тыс. человек). В личном владении короля Бельгии Леопольда II («Свободное государство Конго») для принуждения местных жителей к рабскому труду колонизаторы массово захватывали в заложники семьи африканцев и рубили им руки.

Зверства колонизаторов продолжались и в ХХ веке, когда в самой Европе уже рассуждали об идеалах гуманизма и конституционализма. Именно грабеж колоний в Африке, Азии и Латинской Америке в свое время стал для Европы источником средств для промышленных революций и резкого роста уровня жизни по сравнению с остальным миром.

Эпизодические связи

Российская империя в колонизации Африки участия не принимала. Замысел Петра I об основании колонии на Мадагаскаре с целью организации стоянки для кораблей, следующих на Дальний Восток, так и остался планом. А попытку авантюриста Николая Ашинова с отрядом в 150 терских казаков построить колонию на базе заброшенного египетского форта на территории современного Джибути пресекли французские военные.

В конце XVIII века российское правительство эпизодически контактировало с североафриканскими правителями в поисках союзников против Османской империи. А во второй половине XIX столетия Санкт-Петербург установил дипотношения с Тунисом, Марокко, Эфиопией и бурскими республиками в Южной Африке. С Эфиопией российские власти даже попытались создать нечто вроде союза, оказывали стране военно-техническую помощь, однако это начинание со временем зачахло.

Первые десятилетия после Октябрьской революции советская власть развивала локальные контакты с Африкойпо линии Коминтерна. Коммунистические ячейки в период между мировыми войнами работали в Южной Африке, Алжире, Тунисе и Марокко.

«Первую серьезную заявку на распространение своего влияния в Африке СССР сделал в 1945 году по инициативе Максима Литвинова и Вячеслава Молотова» – рассказал в интервью Media-MIG президент Комитета ветеранов спецслужб Виктор Варман, хорошо знакомый как историей советско-африканских отношений, так и с сегодняшними реалиями.

«Когда руководство Антигитлеровской коалиции решало судьбу ранее захваченной итальянцами Ливии, одним из вариантов был разделтерритории на зоны влияния стран-победительниц. Иосиф Сталин предложил взять под опеку СССР Триполитанию — в том числе, в компенсацию за ущерб, нанесенный советскому государству Римом. Министру иностранных дел Великобритании Эрнесту Бевину после обнародования данного плана стало так плохо, что ему пришлось делать укол» - заявил Виктор Варман.

Появление советских баз в Средиземноморье британцы считали немыслимым. Западные союзники уперлись, и «Ливийская ССР» так и не появилась. Некоторые историки полагают, что все это было лишь комбинацией Москвы, стремившейся взамен расширить влияние в Восточной Европе и увеличить объем репараций.

Одновременно Советский Союз активно продвигал на международном уровне принцип самоопределения наций и жестко критиковал колониализм, хотя к предметной работе на «африканском фронте» вернулся только в 1950-е годы, после смерти Иосифа Сталина.

«Мягкая сила» и автомат Калашникова

В 1960 году СССР выступил за принятие Генеральной Ассамблеей ООН Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам. В этом году на карте Африки появились сразу 17 новых независимых государств.

Части из них, вставших на социалистический путь развития, СССР оказывал военно-техническую, а также экономическую поддержку и помог создать в Африке около 600 экономических объектов: 30 энергетических (крупнейший из которых — Асуанская ГЭС в Египте), машиностроительные, металлургические, горнодобывающие и агроперерабатывающие предприятия.

С 1960 по 1984 год торговый оборот СССР с африканскими странами увеличился в 13 раз - с 270 млн до 3,5 млрд рублей.

Социалистические правительства и движения получали из СССР оружие и амуницию, а также — консультации советских военных советников. Автомат Калашников стал на африканском континенте символом свободы. Мозамбик даже разместил его на своем гербе и флаге.

Важную базу СССР создавал и на основе «мягкой силы», продвигая идеологию и образование. При этом в политических вопросах советская стратегия была сдержанной. Принимая континентальную специфику различных вариаций на тему социализма, коммунистические постулаты до союзников Москва доносила аккуратно.

Мощный авангард удалось сформировать из африканских студентов, получивших образование в СССР. С 1960-х по начало 1990-х годов дипломы советских вузов получили около 60 тыс. выходцев из Африки. Большинство из них возвращались домой со знанием русского языка и симпатиями к Советскому Союзу и, что особенно важно, сохраняя связи с almamater.

Возвращение на Черный континент

С роспуском СССР влияние Москвы на Черном континенте сократилось, резко уменьшились показатели образовательной миграции, деловых, дипломатических, политических контактов.

К восстановлению отношений со странами Африки приступили на рубеже 1990-х — 2000-х годов. На континенте появились представительства крупных российских корпораций: «Алроса», «Лукойл», «Газпром», «Ренова», «Русал», «Роснефть», «Северсталь».

Объем товарооборота со странами Африки к 2021 году достиг 17,7 млрд долларов США. Однако это всего 2,3% от общего товарооборота России (для сравнения, только Германией российский товарооборот в том же году составил более 60 млрд евро).

Постепенно наращивается и количество африканских студентов в российских вузах, чаще всего выбирающих обучение на врачей и инженеров. На 2023 год их численность составила около 35 тыс. человек, свыше трети из которых приходится на египтян.

Отдельное направление российской «мягкой силы» в Африке — центры русского языка и культуры. Они существуют либо при «Русских домах» (представительствах Россотрудничества), либо создаются российскими вузами на базе местных университетов. В ближайшее время такие центры появятся в 28 странах Африки.

Еще один важный аспект российской «мягкой силы» —борьба с неоколониализмом. Для африканцев данное явление вполне осязаемо, это – и выкачка транснациональными корпорациями сырьевых ресурсов, и западные военные базы, и марионеточные правительства, и принуждение к заведомо невыгодным сделкам на международном уровне.

В этих реалиях Россия воспринимается, как крупнейший центр противодействия неоколониальным стремлениям Запада.

Тем не менее, как полагает Виктор Варман, этот потенциал долгое время «стоял на паузе», и обольщаться достижениями российских ведомств в сфере применения «мягкой силы» в Африке и презентации Российской Федерации как реальной альтернативы «циничным белым дьяволам из условного Вашингтона», не стоит.

«Интегральной производной от «мягкой силы» должны быть конкретные достижения в сфере экономики, дипломатии, безопасности. Но доля Африки в нашей внешнеэкономической деятельности невелика. Долгие годы не может решиться вопрос с размещением в Африке российской военно-морской базы. А во время голосований в ООН дружественные нам африканские страны зачастую не поддерживают нас открыто, а стараются обходить острые углы, воздерживаясь при голосовании за антироссийские документы. Весьма формально у нас развивается и образовательная миграция. Интенсивность использования нашей «мягкой силы» необходимо наращивать на порядок, причем экстренно.

По данным социологов, в Африке южнее Сахары всего около 100 тыс. человек на сегодняшний день владеют русским языком. Это очень мало. Кроме того, в этом регионе невелико присутствие российских средств массовой информации. Центров изучения русского языка и культуры должны быть сотни. Российская информационная повестка должна звучать из каждого телевизора, из каждой местной социальной сети, на каждой волне местного радио. Конечно, для этого нужно придать импульс «новой африканистике» с акцентом на изучении и применении каналов распространения информации.

Наша «мягкая сила» должна создавать значительный запас прочности — ведь у представителей западных государств и, в частности, Франции, в любой момент могут сдать нервы, что приведет к использованию военной силы», — рассуждает в беседе с Media-MIGВиктор Варман.

«Мягкая сила» против иностранных штыков

Своего рода «экзаменом» на эффективность российской дипломатии и «мягкой силы» стал форум Россия—Африка, прошедший в Санкт-Петербурге. На нем присутствовали представители 49 из 54 стран континента, 27 государств представляли первые или вторые лица. Участники форума договорились совместно бороться против односторонних санкций, решать проблемы продовольственной безопасности, добиваться компенсации ущерба от колониальной политики, бороться с терроризмом, проводить мероприятия в сфере информационной безопасности. Представители африканских государств много говорили о том, что хотят экспортировать не сырье, а готовую продукцию.

За кулисами форума круг обсуждаемых тем был, явно, шире. Роль Африки в жизни планеты в обозримом будущем — колоссальна. На континенте сосредоточены около 30% всех известных полезных ископаемых, 8% газа, 12% нефти, 40% золота и 90% платины, а также — самые большие запасы алмазов, урана и кобальта. В Африке живет более 16% населения мира, и эта доля в ближайшее время будет стремительно расти.

Сейчас африканские страны в своих симпатиях по отношению к России или Западу разделились примерно пополам. Это видно по голосованиям в ООН. В 2022 году антироссийскую резолюцию на Генассамблее поддержали 28 африканских стран из 54. Остальные — воздержались, отказались голосовать либо голосовали против. Тем не менее, по словам экспертов, не все так гладко, как того хотелось бы.

«Ключевая проблема многих отечественных чиновников и дипломатов — нежелание принимать реальность изменившегося мира», – делится наблюдениями Виктор Варман.

«Запад, даже очевидно провалившийся с целым рядом политических и социально-экономических конструктов, по их мнению, все еще представляет культурное мерило и сверхценность. Подобная ограниченность мышления, которую основательно внушали российским элитам, играет именно в пользу искушенных колонизаторов.

Сегодня мы сталкиваемся с реалиями пассивного продвижения российского влияния на африканском направлении. Многие члены Комитета ветеранов спецслужб провели важнейшие годы своей карьеры на континенте, хорошо понимают менталитет местных лидеров, политических кругов. В Африке давно сложился запрос на глобальный равный диалог, именно поэтому многие местные лидеры ориентируются на Россию, которой исторически не свойствен политический снобизм.

Сегодня наш Президент выступает с созидательной повесткой, а это – главная ценность среди национально крепких прогрессивных государств, и такие точки пересечения можно найти со многими странами Африки.

Консультируя подготовку к прошедшему саммиту, мы не могли не отметить в том числе в публичном пространстве проявления предубеждений к развитию российско-африканских отношений, в целом к мероприятию. Причем очень заметны аналогичные ноты и в настроениях бежавших из страны либеральных товарищей. Все это демонстрирует нам, как шло воспитание, я называю это, «прибалтийского политического мышления» - такого маленького представителя маленькой страны без всяких амбиций, без понимания национальных интересов.      

Приятно видеть, что их время ушло. Наши же интересы сегодня лежат в Африке, Азии, Латинской Америке», — заявил в интервью Media-MIG Виктор Варман.

Владислав Князев

02 августа 2023 г.